Wednesday, March 28, 2018

Пожары

Я понимаю, что трибунка маленькая. Все же поделюсь тем, о чем думается в связи с ужасной трагедией в Кемерово.

У нас в группе по домашнему обучению на прошлой неделе сработала пожарная сигнализация. Делали ремонт в одном крыле здания, что-то там у них задымило.

Конечно, нам повезло. И сигнализация была исправная, и все выходы открыты. Но сейчас, в этом совершеннейше подавленном состоянии, думается еще и о другом.

О том, как все - от мала до велика, - знали, что делать. Как каждый учитель быстро собрал и организовал своих учеников. Как слаженно все вышли. Как те учителя, у кого были перерывы между уроками, сразу же спустились вниз, чтобы помочь вывести младшие группы. Как уже через десять минут после того, как сработала сигнализация, двести человек (из которых более ста - дети) организованно стояли рядами в безопасном от здания месте. Настолько организованно, к слову, что мой второклашка, класс которого стоял всего через два ряда от меня, только помахал мне рукой. Знал, что должен стоять со своим классом, и не сдвинулся с места.

Такое само собой, конечно, не произошло бы. Из года в год мы каждую осень тренируемся выходить из здания во время "пожаров понарошку". На двери каждого класса висит план эвакуационных выходов и список детей (чтобы ни о ком не забыть в критической ситуации). Начальство несколько раз в год рассылает напоминания о том, как действовать при пожарах и других непредвиденных обстоятельствах. И как-то даже не воспринимается все это серьезно, пока тренируешься. Но сейчас, думая обо всем этом, понимаешь, что в настоящей критической ситуации без этих отработанных знаний никак. Ведь вбили в нас этот порядок настолько хорошо, оказывается, что вышли из здания практически на автомате.

Делюсь этим, потому что очень надеюсь, что теперь многое изменится на этот счет и в России. Хотелось бы, чтобы не такой страшной ценой, но все же... 

Friday, January 12, 2018

2017

Вот за что люблю январь, так это за то, что благодатный он для нас, опаздывающих.

Не успел написать об итогах к новому году - можно написать к "старому новому". Что и делаю, собственно.

Год был непростым и очень обильным на всякие события.

Дети продолжали расти и преуспевать, кто в чем.





В Даняшке за этот год еще больше проявились математические и инженерные наклонности.


Это именно его я несколько лет назад потеряла в Икее и нашла не абы где, а под раковиной в месте,  которое "строго на Север порядка пятидесяти метров".  Он просто пытался разобраться, как у них там закачивается жидкое мыло.

Сегодня он уже не "просто пытается" разобраться в работе разных приборов, но и сам постоянно что-то придумывает и мастерит. Единственный минус чего находим лишь в том, что он так и не научится пока спрашивать разрешения, когда тянет/режет/клеит/красит/итд непринадлежащие ему материалы. Мамину пряжу. Папины инструменты. Всякие другие нужные вещи. А так, конечно, да, очень интересно с ним.

Аля... Радость моя и помощница. Хоть и ругаемся с ней все чаще и чаще из-за закатывания глаз и неприемлемых ноток в разговорах с близкими. Но это возраст, видимо.


У Али, как и прежде, в жизни три любви: книги, музыка и балет. На пианино они с Даником с этой осени играют уже в четыре руки. Даняшке очень нравится, но там учительница просто замечательная, смогла найти к нему подход.



Профессиональной балериной Аля, конечно, вряд ли когда-нибудь станет, но танцует с удовольствием, старательно работает над ошибками. И вообще это прежде всего дисциплина и работа над собой, которые так нужны потом в жизни. Поэтому мы ее в этом увлечении поддерживаем.





Лёша, как я теперь понимаю, решил в 2017 году прекратить партизанскую подпольно-подрывную деятельность и объявить нам полномасштабную войну.



В результате чего мы, в свою очередь, были вынуждены ответить некоторыми "карательными" (ну, в его глазах) мерами.

Например, забрать его из школы (из-за поведения, переходящего к концу учебного года всякие границы) и перевести на теперь уже "полудомашнее" обучение. То есть из дома, но не со мной, как Аля с Даником, а с учителями по интернету.

Ребь был поначалу зол ужасно подкрученным гайкам и потерянной свободе, но по крайней мере учится чему-то теперь, а не дурит день-деньской. Уже плюс.

Благодаря объявленной нам Лёшей войне мы в этом году познакомились с очень значимым для меня человеком. А точнее, с первым специалистом за шесть Лёшиных лет дома, которая не сказала нам, что "чуда не будет", а наборот постоянно уверяет, что хоть это и будет "марафон, а не спринт", но исцеление возможно.

Человек этот -- Нэнси Томас. Которую часто ругают те, кто вряд ли с ней знаком. Я, кстати, из-за этого негативного пиара с некоторой опаской с ней летом знакомилась. Но теперь знаю точно, что это человек, непередаваемо просто любящий наших "непривязанных" детей. И нас, их семьи.

Я уж не знаю, что там такого страшного находится у Нэнси в глазах злопыхателей, но из того, что увидела я, весь ее метод заключается в том, чтобы помочь нашим детям переключить мозг из негатива в логику с помощью ряда упражнений (прыгания на батуте,  всяким повторялкам вроде ладушек, итд). И самое главное при этом то, что ребенок должен захотеть переключиться сам. Пока не захочет, результата не будет, и нужно просто создать вокруг него спокойную благожелательную атмосферу... и ждать.

Ждать иногда приходится долго. Дети с расстройством привязанности хотят любыми силами контролировать ситуацию и будут биться за это насмерть.

Когда я (после вопиющих событий, о которых писать здесь не буду) отвезла Лёшу в ноябре к Нэнси в лагерь, то он побил там все рекорды такой борьбы.


Он пытался победить взрослых почти двое суток. Сначала притворялся маленьким и хорошеньким и болтал без умолку, потом пытался давить на жалость, потом реально "неподецки" разозлился и только после этого в считанные просто минуты сдвинул мозги в нужном направлении.

Для меня стало огромным воодушевлением, что не нужно заставлять, ругаться и наказывать. Можно, оказывается, просто спокойно ждать и заниматься своими делами, просто следя в оба глаза за маленьким упрямцем, чтобы не пропустить этот важный момент, когда он захочет работать над собой, а не дурить и разносить все в пух и прах.

Лёша, конечно, считал (да и сейчас еще считает) это насилием над личностью. Такие показательные выступления порой закатывает, что мама не горюй. Помогает выжить в такие моменты то, что мы на деле видим, что когда он сознательно решает прекратить битву, то на переключение от негатива к логике уходят даже не минуты, а секунды. Это на то, чтобы прийти к этому, у него порой уходят часы. А переключается потом моментально.

Конечно, если бы Лёша был единственным ребенком, то ждать его переключений было бы гораздо проще. К сожалению, он часто выбивает своими истериками из равновесия Алю и Даника.

В этом году стало как-то особенно заметно, что Аля и Даник всегда сбиваются в кучку рядом с Лёшей. Раньше просто не всегда играть с ним получалось из-за эмоциональной разницы, а теперь чувствуется, что они кучкуются и подпитываются друг от друга, чтобы выжить рядом с "инопланетянином"...



Если честно, даже не всегда нахожу в себе силы направлять их (в смысле Лёшу и тандем Аля-Даник) друг к другу. Лёшу жаль, потому что ему настолько некомфортно внутри, что он окатывает этим негативом всех нас снова и снова. Но окатываться-то постоянно тоже не хочется, я это прекрасно понимаю.

Вот, кстати, очень хороший пример нашей жизни. Валяемся всей семьей пару недель назад у нас на кровати. Вернее, мы вчетвером валяемся, а Лёша стоит и орет рядом с кроватью. Спрашиваем, чего орет. Говорит, что хочет на кровать. Приглашаем на кровать - не идет. Оказывается, на кровать-то он хочет (нашу, если кто не помнит). Но без нас.

Такая картинка у нас этот год была во всем. Но сейчас, после лагеря с Нэнси, бывают иногда просветы. До этого их очень долгое время вообще не было.

Вобщем, каким бы ни был тяжелым 2017 год, но он для нас стал годом сдвига.

У меня лично благодаря общению с Нэнси в разы прибавилось сострадания к Лёше. Даже жить рядом с ним благодаря этому теперь немножко легче. В апреле мы планируем ехать в лагерь опять, теперь уже всей семьей.

Я поздравляю всех со "старым новым годом" и желаю всем замечательного 2018-го.

Мы обязательно пробъемся. Иначе нельзя.


Wednesday, April 26, 2017

Донни



Сегодня ушел из жизни наш первенец. Четвероногий и кудлатый.





С когда-то бъющей через край энергией, но последнее время еле передвигающийся на слабых и непослушных лапах.




Он пережил с нами все важные вехи нашей семейной жизни: рождение детей, покупку дома, усыновление.

Он был явным боссом в отношение своего младшего четвероногого братца, хотя обычно снисходительно переносил его разбойничьи выходки.




Он с первого раза понял особенности иерархии со своими двуногими сиблингами и безоговорочно принимал их первенство все эти годы.




Он всегда был рядом.





(даже когда казалось, что мог бы и не болтаться под ногами)


Он неизменно приходил спать под дверь нашей спальни, уже даже когда не мог входить в нее  -  слабые лапы расползались в стороны на деревянному полу.

Он до последнего предпочитал всем местам в доме место под Алиным пианино.




В декабре ему бы исполнилось четырнадцать лет.



Мне кажется, я постарела на целую жизнь, когда он в последний раз положил сегодня свою голову на наши колени.




Донькин, Донечкин, Дошунькин. 

Не прошло еще и дня без тебя, а мы уже так сильно скучаем.

Friday, January 20, 2017

Тем, кто считает чужие деньги

Пишу для тех, кто сейчас считает деньги, которые получала за отобранных приемных детей семья Дель.

Не, считать чужие деньги - это, конечно, дело само по себе увлекательное. И я даже не буду предлагать вам поделить эту феерическую сумму от "знатоков" из социальных на количество опекаемых детей. Я вам другое скажу.

Естественно, было бы очень здорово, если бы каждый ребенок в стране (включая ваших собственных) мог расчитывать на какую-то поддержку от государства. Но так уже заведено по всему миру, что за домашних благополучных детей отвечают сами родители. А дети, о которых идет речь, были лишены попечения своих биологических родителей и находились на балансе государства. Иными словами, государство уже ежемесячно переводило за каждого из них определенную сумму в детские дома. А потом примерно та же (а знающие говорят, что даже и меньшая) сумма стала переводиться на содержание этих детей не в детдома, а в конкретную семью.

В семье у детей, которые до этого росли в детдомах и приютах, появилась куча возможностей. И я даже не о балете или горных лыжах. Дети, которые до этого могли и не знать, откуда у них на тарелках появляется хлеб, теперь могли этот хлеб не только резать, но и в магазине покупать. Учились решать всякие другие бытовые вопросы, которые им потом понадобятся во взрослом свободном плавании. Учились семейному общению - когда, бывает, и поругаешься, а потом все равно находишь мирные компромиссы и двигаешь вместе дальше...

А семья, даже не самая идеальная (а они бывают вообще в природе вот так чтобы полностью идеальные?), это все равно сто очков вперед системе. Я вам это как знающий человек говорю. Моя знакомая усыновила мальчика из Лёшиного же дома ребенка, и даже с таким же, как и у нас, недугом. Но только мальчик тот не был отказным с рождения, его био родителей лишили прав уже позже. Так вот, у мальчика того с мозгами и эмоциями всё гораздо лучше, чем у нашего Лёши. Хотя, казалось бы, тот в не совсем благополучных условиях первые два года прожил, а наш - в доме ребенка со всеми условиями...

В том же доме ребенка выгуливала иногда Лёльку вместе с мамой, навещающей свою дочку. За время выгуливаний (и разговоров в электричке) узнала ее историю. Мама эта, - сама бывшая детдомовская, - жила на тот момент в доме инвалидов в другом подмосковном городе. Дочку ей там с собой разместить было негде, поэтому ей приходилось каждую неделю ездить с самого севера на самый юг подмосковья, чтобы видеться с ребенком. Ситуация этой мамы - далеко неединичная. Статистики у меня нет, но слышу об этом постоянно. Процент выпускников детдомов, дети которых также будут расти в детдомах, очень и очень высок. Потому что большинство этих выпускников не приспособлены к реальной жизни за воротами системы. И у них за спиной нет приемных (ну, раз уже с родными не получилось) родителей, которые помогут и направят, ежели чего.

Вобщем, я это всё почему пытаюсь донести до товарищей, считающих чужие деньги. Посмотрите на это с другой стороны. Чиновникам, которые сейчас говорят, что детям Дель в системе будет лучше, по большому счету на все это наплевать. Они нахапают насобирают за энное количество лет положенную за свои труды сумму и уедут доживать где-нибудь в Ницце. А у большинства товарищей, которые сейчас считают чужие деньги, такой возможности, увы, не будет. Их подросшие дети будут крутиться в обществе рядом с выпускниками детдомов, а не рядом с адаптированными к жизни детьми из приемных семей. Может, и неидеальных, но все же семей.

Вас это не пугает? Меня, хоть я и далеко от вас, - очень.


Wednesday, January 18, 2017

Качество против количества

Мысли вдогонку вчерашнему.

История того, как и почему отобрали детей у семьи Светланы Дель, катится по социальным и обрастает все новыми подробностями и комментариями. Комментариями, из которых становится очевидным, что народ реально не понимает, как можно по доброй воле и (главное!) бескорыстно набрать столько детей.

Это непонимание вполне понятно. Мы склонны пропускать ситуации через себя и оценивать их по себе. Естественно, если мы сами не готовы принять в семью даже одного ребенка из детдома, то семья, где таких детей двенадцать, кажется нам по меньшей мере подозрительной.

При этом мы чаще всего объясняем свое недоверие тем, что пусть уже лучше будет в семье качество, нежели количество. Нам кажется, что качество и количество несопоставимы. И что там, где есть количество, обязательно будет этого качества недоставать.

Если честно, я и сама всегда была мамой "качественной".  Да и сейчас, наверное, в какой-то мере ей остаюсь. Мне одного приемного мальчика хватает сполна. Однако я все больше и больше понимаю теперь, что мне его хватает сполна не потому, что так "качественней", а потому, что по-другому не умею я сама.

Я, например, очень расстраиваюсь, если мои дети испачкали одежду. Могу даже сгоряча наругать за неаккуратность, всем детям свойственную, а потом ругать за это себя. Мне легче, если все строго по полочкам: от их поведения и уроков до игрушек и книжек в их шкафах. Я выдерну уже засыпающую дочку из кровати, чтобы та подобрала оставленные на полу носки, а потом буду расстраиваться, что опять не смогла расслабиться и отпустить. И утешать себя тем, что мое поведение вызвано исключительно желанием качества. Но такое уж ли это качество на самом деле?

Ведь есть же родители, которым не мешают запачканные футболки или беспорядок в игрушках. Которые спокойно относятся к тому, что вокруг них бегают, визжат и рушат сразу пять детсадовцев вместо одного. И вовсе не потому, что им недостает качества. Просто они другие, не такие, как мы.

Я к чему это...

Давайте уже, наверное, соберемся с силами, поразмыслим и честно себе скажем, что это нормально. Что, наоборот, НЕнормально, если всё у всех всегда одинаково. Ведь нормально же, что дети учатся читать по-разному. Что у них первые молочные зубы выпадают в разное время: у кого-то в пять лет, а у иного - в семь. Что один растет высоким, а другой - низким. Что один любит мандарины, а другой - шоколад.

Давайте признаем, что "количественные" семьи необязательно "некачественные".  Что просто они другие и могут так.

И что дети у них вырастают в итоге нисколько не хуже наших. 

Tuesday, January 17, 2017

Цена синяка

Хорошо, что у меня есть эта своя трибунка. Не пишу годами, а потом захочется залезть и сверху что-нибудь этакое миру проговорить, и вот она я.

Который день о синяках думаю. Вернее, вспоминаю один наш. Трехлетней уже давности. С которого, собственного, мы и начали осознавать, насколько особенное мышление у нашего Лёши.

Тогда я этот синяк показать побоялась. Даже объяснила, почему :

"Самые последние фотографии выставлять не буду, так как Лёша в начале этой недели умудрился запнуться за Алину ногу и приземлиться лицом на угол дивана. Я даже не знала, что у нас диван такой твердый местами. Фингал у ребя под глазом отменный. Показывать на всякий случай не буду, чтобы не было соблазна выдернуть из контекста.."

А сегодня решила, что страна должна знать своих героев. То бишь фингалы. Очень уж хочется попытаться донести до неимеющей опыт приемного родительства публики то, какую сторону Лёшиного мышления нам тогда этот фингал раскрыл.

Тогда, три года назад, мы еще не знали наверняка, что у Лёши расстройство привязанности. Нет, мы догадывались, конечно, с самого начала, что что-то такое имеет место быть. Искали ответы на вопросы. Общались с психологами. Попутно лечили его от других недугов и боролись с последствиями ЗПР. И надеялись-надеялись-надеялись, что махрового RAD (реактивного расстройства привязанности) вы от нас не дождетесь.

И вот однажды играет моя детвора тихо и мирно в зале. Я занимаюсь чем-то вроде складывания белья в другой комнате. Вдруг - шум, гам и ор в несколько голосов. Бегу на рев и выясняю, что Лёша запнулся в процессе игры об Алину ногу и ударился лицом об угол дивана. Утешаю всех, несу лёд Лёльке, глядя на мгновенно вздувающуюся щёку благодарю Бога, что не задели глаз.

Через какое-то время, когда ситуация уже под контролем, везу их к свекрови по какому-то (не помню уже какому) делу. К тому времени, как добираемся до нее, фингал Лёлькин начинает темнеть. Становится понятно, что фингал наш - это целый фингалище, да еще и со знатным кровоподтеком.

Естественно, первый вопрос свекрови при виде эНтой красоты: "Как же тебя, деточка, угораздило?" На тот момент еще очень плохо говорящая деточка бормочет что-то невнятное. Свекрови кажется, что он сказал слово "мама".

"Мама?" - удивляется свекровь.

"Мама?!!" - возмущается Аля.

"Мама..." - растерянно вторю им я.

Естественно, объясняем свекрови, что случилось. Общаемся, даже шутим. Уезжаем домой, как ни в чем не бывало. А по приезду домой выясняется невероятное - в голове у Лёльки остался один ответ на вопрос, как с ним такое приключилось:

"Мама!"

Это потом, когда пройдет первый шок, мы узнаем от психолога, что наш мальчик благодаря некоторым особенностям развития не просто сочиняет, но и свято верит в это. Что раз уже из него слово (которое "не воробей") вылетело, то оно полностью заменит в сознании то, что произошло на самом деле. Что врет ребенок чаще всего потому, что приключилась критическая для него ситуация, и включился механизм "на выживание". Что именно из-за этого он судорожно пытается угадать по интонации, взгляду или каким-то словам собеседника тот единственный "правильный" ответ. И что если решил, что этот спасительный "правильный" ответ найден, то он станет для него самой что ни на есть правдой. Какой бы неправдой это не было на самом деле...

Со времени того нашего фингала прошло три года. Долгих для нашей семьи года, даже в самые тяжелые моменты которых я снова и снова приходила к осознанию, что Лёлька - наш, и что надо искать в себе силы, чтобы продолжать барахтаться и сбивать эту самую сметанку.

Не раз и не два за эти годы подросший уже Лёша придумывал страшные истории о том, как мы его обижаем. Было дело, рассказывал кому-то в школе, что папа его душит. Жаловался, что ему дома не дают есть. И пару других страшилок рассказывал. Причем мы вполне осознаем, что не со зла рассказывал. Не для того, чтобы нам насолить. Банально трещал языком, чтобы получить свою долю внимания и жалости от малознакомых людей.

Раньше - как в тот первый раз с фингалом, - я терялась и пугалась. Разглядывала каждый новый синяк активного и на тот момент еще очень неуклюжего мальчика и боялась, что потеряю из-за этих синяков и возможных им Лёшиных объяснений не только его самого, но и двоих других детей. Потом научилась спокойно рассказывать о каждом таком случае психологу, чтобы где-то это все было зафиксировано. Прекрасно понимая, что даже если сегодня нас окружают адекватные специалисты, которые знают цену таким рассказам, то завтра Лёлькину брехню может услышать кто-то другой, обесценив тем самым до нуля все усилия нашей семьи и взвинтив до небес цену одного единственного синяка.

Именно поэтому я показываю сегодня этот фингал и посвящаю каждое сказанное выше слово семье Светланы Дель, у которой неделю назад из-за неподтвержденного документально (но разбазаренного по всем социальным) синяка забрали 10 приемных детей.

Света, Бог вам в помощь. Держу кулаки.










Saturday, December 31, 2016

2016

Провожаем очередной год.  Много радостного можно было бы написать, но, к сожалению, все эти радости не о "нашем Лиаме".

Единственное, в чем продолжал преуспевать в этом году Лёша, так это в мастерстве, с которым он манипулировал окружающими. Уж на что мы его хорошо знаем, а и то в этом году не раз и не два попадались.  Мальчик растет, обманывает все более и более изощренно. По-всякому пытались до него достучаться, но не работает по большому счету ничего. Я теперь думаю, что если он изменится когда-нибудь, то это будет действительно чудо от Бога. Просто люди на него повлиять не в состоянии, к сожалению.

Думая сейчас об уходящем годе, понимаю, что как-то совсем выдохлась за него во всем, что касается Лёши. Последнее время просто стараюсь проживать от одного дня к другому. Не расстраиваться. Не заводиться. Не надеяться. Просто принимать Лёшу таким, какой он есть. С его мозгами, которые работают по-другому. С его дикими способами "наказывать" нашу семью за все, что ему не по душе. С тем, что ему по большому счету все равно, с кем жить (лишь бы кормили и обеспечивали игрушками). С тем, что работа титаническая, а отдача - крошечная (если и есть).

Мне очень жаль, что не могу написать по-другому, но по-другому было бы нечестно.

Надеюсь на больше радости именно в отношение Лёши в новом году.

Большое спасибо за молитвы.