Friday, January 20, 2017

Тем, кто считает чужие деньги

Пишу для тех, кто сейчас считает деньги, которые получала за отобранных приемных детей семья Дель.

Не, считать чужие деньги - это, конечно, дело само по себе увлекательное. И я даже не буду предлагать вам поделить эту феерическую сумму от "знатоков" из социальных на количество опекаемых детей. Я вам другое скажу.

Естественно, было бы очень здорово, если бы каждый ребенок в стране (включая ваших собственных) мог расчитывать на какую-то поддержку от государства. Но так уже заведено по всему миру, что за домашних благополучных детей отвечают сами родители. А дети, о которых идет речь, были лишены попечения своих биологических родителей и находились на балансе государства. Иными словами, государство уже ежемесячно переводило за каждого из них определенную сумму в детские дома. А потом примерно та же (а знающие говорят, что даже и меньшая) сумма стала переводиться на содержание этих детей не в детдома, а в конкретную семью.

В семье у детей, которые до этого росли в детдомах и приютах, появилась куча возможностей. И я даже не о балете или горных лыжах. Дети, которые до этого могли и не знать, откуда у них на тарелках появляется хлеб, теперь могли этот хлеб не только резать, но и в магазине покупать. Учились решать всякие другие бытовые вопросы, которые им потом понадобятся во взрослом свободном плавании. Учились семейному общению - когда, бывает, и поругаешься, а потом все равно находишь мирные компромиссы и двигаешь вместе дальше...

А семья, даже не самая идеальная (а они бывают вообще в природе вот так чтобы полностью идеальные?), это все равно сто очков вперед системе. Я вам это как знающий человек говорю. Моя знакомая усыновила мальчика из Лёшиного же дома ребенка, и даже с таким же, как и у нас, недугом. Но только мальчик тот не был отказным с рождения, его био родителей лишили прав уже позже. Так вот, у мальчика того с мозгами и эмоциями всё гораздо лучше, чем у нашего Лёши. Хотя, казалось бы, тот в не совсем благополучных условиях первые два года прожил, а наш - в доме ребенка со всеми условиями...

В том же доме ребенка выгуливала иногда Лёльку вместе с мамой, навещающей свою дочку. За время выгуливаний (и разговоров в электричке) узнала ее историю. Мама эта, - сама бывшая детдомовская, - жила на тот момент в доме инвалидов в другом подмосковном городе. Дочку ей там с собой разместить было негде, поэтому ей приходилось каждую неделю ездить с самого севера на самый юг подмосковья, чтобы видеться с ребенком. Ситуация этой мамы - далеко неединичная. Статистики у меня нет, но слышу об этом постоянно. Процент выпускников детдомов, дети которых также будут расти в детдомах, очень и очень высок. Потому что большинство этих выпускников не приспособлены к реальной жизни за воротами системы. И у них за спиной нет приемных (ну, раз уже с родными не получилось) родителей, которые помогут и направят, ежели чего.

Вобщем, я это всё почему пытаюсь донести до товарищей, считающих чужие деньги. Посмотрите на это с другой стороны. Чиновникам, которые сейчас говорят, что детям Дель в системе будет лучше, по большому счету на все это наплевать. Они нахапают насобирают за энное количество лет положенную за свои труды сумму и уедут доживать где-нибудь в Ницце. А у большинства товарищей, которые сейчас считают чужие деньги, такой возможности, увы, не будет. Их подросшие дети будут крутиться в обществе рядом с выпускниками детдомов, а не рядом с адаптированными к жизни детьми из приемных семей. Может, и неидеальных, но все же семей.

Вас это не пугает? Меня, хоть я и далеко от вас, - очень.


Wednesday, January 18, 2017

Качество против количества

Мысли вдогонку вчерашнему.

История того, как и почему отобрали детей у семьи Светланы Дель, катится по социальным и обрастает все новыми подробностями и комментариями. Комментариями, из которых становится очевидным, что народ реально не понимает, как можно по доброй воле и (главное!) бескорыстно набрать столько детей.

Это непонимание вполне понятно. Мы склонны пропускать ситуации через себя и оценивать их по себе. Естественно, если мы сами не готовы принять в семью даже одного ребенка из детдома, то семья, где таких детей двенадцать, кажется нам по меньшей мере подозрительной.

При этом мы чаще всего объясняем свое недоверие тем, что пусть уже лучше будет в семье качество, нежели количество. Нам кажется, что качество и количество несопоставимы. И что там, где есть количество, обязательно будет этого качества недоставать.

Если честно, я и сама всегда была мамой "качественной".  Да и сейчас, наверное, в какой-то мере ей остаюсь. Мне одного приемного мальчика хватает сполна. Однако я все больше и больше понимаю теперь, что мне его хватает сполна не потому, что так "качественней", а потому, что по-другому не умею я сама.

Я, например, очень расстраиваюсь, если мои дети испачкали одежду. Могу даже сгоряча наругать за неаккуратность, всем детям свойственную, а потом ругать за это себя. Мне легче, если все строго по полочкам: от их поведения и уроков до игрушек и книжек в их шкафах. Я выдерну уже засыпающую дочку из кровати, чтобы та подобрала оставленные на полу носки, а потом буду расстраиваться, что опять не смогла расслабиться и отпустить. И утешать себя тем, что мое поведение вызвано исключительно желанием качества. Но такое уж ли это качество на самом деле?

Ведь есть же родители, которым не мешают запачканные футболки или беспорядок в игрушках. Которые спокойно относятся к тому, что вокруг них бегают, визжат и рушат сразу пять детсадовцев вместо одного. И вовсе не потому, что им недостает качества. Просто они другие, не такие, как мы.

Я к чему это...

Давайте уже, наверное, соберемся с силами, поразмыслим и честно себе скажем, что это нормально. Что, наоборот, НЕнормально, если всё у всех всегда одинаково. Ведь нормально же, что дети учатся читать по-разному. Что у них первые молочные зубы выпадают в разное время: у кого-то в пять лет, а у иного - в семь. Что один растет высоким, а другой - низким. Что один любит мандарины, а другой - шоколад.

Давайте признаем, что "количественные" семьи необязательно "некачественные".  Что просто они другие и могут так.

И что дети у них вырастают в итоге нисколько не хуже наших. 

Tuesday, January 17, 2017

Цена синяка

Хорошо, что у меня есть эта своя трибунка. Не пишу годами, а потом захочется залезть и сверху что-нибудь этакое миру проговорить, и вот она я.

Который день о синяках думаю. Вернее, вспоминаю один наш. Трехлетней уже давности. С которого, собственного, мы и начали осознавать, насколько особенное мышление у нашего Лёши.

Тогда я этот синяк показать побоялась. Даже объяснила, почему :

"Самые последние фотографии выставлять не буду, так как Лёша в начале этой недели умудрился запнуться за Алину ногу и приземлиться лицом на угол дивана. Я даже не знала, что у нас диван такой твердый местами. Фингал у ребя под глазом отменный. Показывать на всякий случай не буду, чтобы не было соблазна выдернуть из контекста.."

А сегодня решила, что страна должна знать своих героев. То бишь фингалы. Очень уж хочется попытаться донести до неимеющей опыт приемного родительства публики то, какую сторону Лёшиного мышления нам тогда этот фингал раскрыл.

Тогда, три года назад, мы еще не знали наверняка, что у Лёши расстройство привязанности. Нет, мы догадывались, конечно, с самого начала, что что-то такое имеет место быть. Искали ответы на вопросы. Общались с психологами. Попутно лечили его от других недугов и боролись с последствиями ЗПР. И надеялись-надеялись-надеялись, что махрового RAD (реактивного расстройства привязанности) вы от нас не дождетесь.

И вот однажды играет моя детвора тихо и мирно в зале. Я занимаюсь чем-то вроде складывания белья в другой комнате. Вдруг - шум, гам и ор в несколько голосов. Бегу на рев и выясняю, что Лёша запнулся в процессе игры об Алину ногу и ударился лицом об угол дивана. Утешаю всех, несу лёд Лёльке, глядя на мгновенно вздувающуюся щёку благодарю Бога, что не задели глаз.

Через какое-то время, когда ситуация уже под контролем, везу их к свекрови по какому-то (не помню уже какому) делу. К тому времени, как добираемся до нее, фингал Лёлькин начинает темнеть. Становится понятно, что фингал наш - это целый фингалище, да еще и со знатным кровоподтеком.

Естественно, первый вопрос свекрови при виде эНтой красоты: "Как же тебя, деточка, угораздило?" На тот момент еще очень плохо говорящая деточка бормочет что-то невнятное. Свекрови кажется, что он сказал слово "мама".

"Мама?" - удивляется свекровь.

"Мама?!!" - возмущается Аля.

"Мама..." - растерянно вторю им я.

Естественно, объясняем свекрови, что случилось. Общаемся, даже шутим. Уезжаем домой, как ни в чем не бывало. А по приезду домой выясняется невероятное - в голове у Лёльки остался один ответ на вопрос, как с ним такое приключилось:

"Мама!"

Это потом, когда пройдет первый шок, мы узнаем от психолога, что наш мальчик благодаря некоторым особенностям развития не просто сочиняет, но и свято верит в это. Что раз уже из него слово (которое "не воробей") вылетело, то оно полностью заменит в сознании то, что произошло на самом деле. Что врет ребенок чаще всего потому, что приключилась критическая для него ситуация, и включился механизм "на выживание". Что именно из-за этого он судорожно пытается угадать по интонации, взгляду или каким-то словам собеседника тот единственный "правильный" ответ. И что если решил, что этот спасительный "правильный" ответ найден, то он станет для него самой что ни на есть правдой. Какой бы неправдой это не было на самом деле...

Со времени того нашего фингала прошло три года. Долгих для нашей семьи года, даже в самые тяжелые моменты которых я снова и снова приходила к осознанию, что Лёлька - наш, и что надо искать в себе силы, чтобы продолжать барахтаться и сбивать эту самую сметанку.

Не раз и не два за эти годы подросший уже Лёша придумывал страшные истории о том, как мы его обижаем. Было дело, рассказывал кому-то в школе, что папа его душит. Жаловался, что ему дома не дают есть. И пару других страшилок рассказывал. Причем мы вполне осознаем, что не со зла рассказывал. Не для того, чтобы нам насолить. Банально трещал языком, чтобы получить свою долю внимания и жалости от малознакомых людей.

Раньше - как в тот первый раз с фингалом, - я терялась и пугалась. Разглядывала каждый новый синяк активного и на тот момент еще очень неуклюжего мальчика и боялась, что потеряю из-за этих синяков и возможных им Лёшиных объяснений не только его самого, но и двоих других детей. Потом научилась спокойно рассказывать о каждом таком случае психологу, чтобы где-то это все было зафиксировано. Прекрасно понимая, что даже если сегодня нас окружают адекватные специалисты, которые знают цену таким рассказам, то завтра Лёлькину брехню может услышать кто-то другой, обесценив тем самым до нуля все усилия нашей семьи и взвинтив до небес цену одного единственного синяка.

Именно поэтому я показываю сегодня этот фингал и посвящаю каждое сказанное выше слово семье Светланы Дель, у которой неделю назад из-за неподтвержденного документально (но разбазаренного по всем социальным) синяка забрали 10 приемных детей.

Света, Бог вам в помощь. Держу кулаки.










Saturday, December 31, 2016

2016

Провожаем очередной год.  Много радостного можно было бы написать, но, к сожалению, все эти радости не о "нашем Лиаме".

Единственное, в чем продолжал преуспевать в этом году Лёша, так это в мастерстве, с которым он манипулировал окружающими. Уж на что мы его хорошо знаем, а и то в этом году не раз и не два попадались.  Мальчик растет, обманывает все более и более изощренно. По-всякому пытались до него достучаться, но не работает по большому счету ничего. Я теперь думаю, что если он изменится когда-нибудь, то это будет действительно чудо от Бога. Просто люди на него повлиять не в состоянии, к сожалению.

Думая сейчас об уходящем годе, понимаю, что как-то совсем выдохлась за него во всем, что касается Лёши. Последнее время просто стараюсь проживать от одного дня к другому. Не расстраиваться. Не заводиться. Не надеяться. Просто принимать Лёшу таким, какой он есть. С его мозгами, которые работают по-другому. С его дикими способами "наказывать" нашу семью за все, что ему не по душе. С тем, что ему по большому счету все равно, с кем жить (лишь бы кормили и обеспечивали игрушками). С тем, что работа титаническая, а отдача - крошечная (если и есть).

Мне очень жаль, что не могу написать по-другому, но по-другому было бы нечестно.

Надеюсь на больше радости именно в отношение Лёши в новом году.

Большое спасибо за молитвы.




Sunday, December 27, 2015

2015 - Бонус

Чтобы не заканчивать года на несколько грустной ноте, делюсь рецептом замечательных коричных украшений. Нашла его в книге поделок от Марты Стюарт. Делали перед Рождеством с детьми, всем очень понравилось.

1. Смешать 1 мерный стакан корицы, 1/4 мерного стакана яблочного пюре и 1/2 мерного стакана белого жидкого клея ПВА (у нас это обычный школьный клей Elmers.) Сформировать колобок и дать ему полежать 1 час.

2. Раскатать тесто толщиной примерно 5 мм. Если тесто слишком липкое, присыпать корицей. Если слишком сухое, добавить немножко воды.  Вырезать фигурки с помощью формочек для печенья. Сделать сверху дырочки с помощью зубочистки, гвоздика или толстой иглы. Можно украсить выдавленными с помощью той же зубочистки узорами.

3. Дать высохнуть на плоской поверхности, изредка переворачивая.

(Из одного стакана корицы получается очень много теста, которого хватает на 20+ украшений средней величины. Так что запросто можно делить норму, если столько украшений не нужно)


Всех с новым годом!

Пусть будет хорошим.


Friday, December 25, 2015

2015 - Итоги

Сегодня у нас Рождество.

Отхожу от очередного вируса, который свалил меня перед самым праздником. Решила валяться не просто так, а со смыслом, и написать о том, как прошел наш год.

Если честно, то год оказался фиговым. По многим параметрам. Как-то неспокойно было во всех сферах. Трясло мировую политику и экономику. Трясло и нас на местах. Но были и радости, конечно же. Для начала постараюсь собраться с мыслями и написать о них.

Приезжала в гости моя мама.



На работе и у меня, и у мужа все было (и есть) хорошо, слава Богу.

Летом муж возил Алю и Даника на отдых с палаткой. Мы с бабушкой и Лёшей ездили к ним в гости (ночевали дома из-за собак и Лёшиных сенсорных заморочек), было очень здорово.





Аля делает неплохие успехи в игре на фортепиано.

Даник начал читать.

Лёша летом удивил всех нас и не попал в мед. программу, где развивают мелкую моторику у детей с проблемами опорно-двигательной системы  (occupational therapy). Сказали, что нечего развивать. Деть и так опережает свой возраст. Еще и спросили, зачем вообще привели. Жаль, меня там не было (муж водил), потому что когда я об этом услышала, то очень захотелось этих теток спросить, заметили они или нет, что ребенок вообще-то делает все одной рукой. Но, видимо, очень хорошо делает, так как режет/рисует/застегивается/итд он даже лучше, чем среднестатистический американский ребенок его возраста.

Так что продолжаем, как и прежде, сами методом тыка выяснять, как удобней/успешней делать что-то одной ручкой. Конечно, для мам-папы это труд, так как мы не специалисты, но по результатам нам специалист теперь и не полагается. Так что остается только себя по головке погладить и продолжать в том же духе.

Лёша подрос. Намного меньше Даника все равно, но для самого себя у него динамика роста есть. Врачи не беспокоятся. Я тоже уже давно забила на попытки его откормить. Явно корм не в коня.



Этой осенью мы отдали Лёшу в школу. Вообще-то надеялись еще годик подержать дома - дать чуть подрасти, окрепнуть еще больше эмоционально, - но жизнь внесла свои коррективы.

У Даника весной случился очень сильный скачок в развитии. Он как-то сразу (и очень неожиданно для всех) начал читать и писать. Для Лёши это оказалось непосильной ношей. Он так тяжело переживал успехи брата, что жизнь наша превратилась в кошмар. Причем Лёшу-то как раз никто ни с кем не сравнивал, но для него самого это было такой трагедией, что он снова и снова превращал в трагедию все вокруг себя. Так и пришло решение одать его в школу в этом году - просто чтобы разделить пацанов (Алю с Даником я обучаю дома.)

Я, конечно, переживала ужасно. В прошлом году нам один день садика в неделю дал ужаснейший откат. Но, к счастью, в этот раз Лёша к школе был более-менее готов. Правда, после пары недель идеального поведения (муж назвал это Лёшиным "медовым месяцем") у него начались проблемы с дисциплиной. Но, во-первых, он там дисциплине учится не за счет моих нервов. И, во-вторых, ему очень полезно усвоить, что и все остальные окружающие его люди (не только мама) требуют от него определенные нормы поведения. Я думаю, ему это только на пользу.

Для меня, пожалуй, самая большая радость в том, что Лёша, начав школу, перестал кидаться, как бык на красную тряпку, на Даника. Лёша теперь исполнен гордости и чувства собственной значимости, так как занимается важным "взрослым" делом. Приходит домой с рассказами о том, чему научился. Более того, Лёшин класс поделен на группы, и учится он там в небольшой группе детей, которые находятся на том же уровне, что и он сам. Поэтому это не давит на него так, как давило рядом с Даняшкой.



Когда Лёша пошел в школу, я пережила "культурный шок наоборот". Называю это именно так, потому что когда я первый раз выезжала в США в далекие студенческие годы, нас предупреждали, что культурного шока во время визита у нас скорее всего не будет, а будет он скорее всего по возвращению домой. Что тогда с нами и случилось, собственно.

В этот раз я пережила настоящий шок, потому что дома вдруг стало невероятно тихо и спокойно. Я была поражена тому, насколько даже сам воздух в доме легче и свежее, если его не сотрясает целыми днями Лёша. Проварившись в этом почти четыре года, я просто забыла, видимо, как выглядит нормальная, - без ежедневных выпадов и истерик, - жизнь.

Аля с Даником тоже немножко встряхнулись сейчас, как мне кажется. Мы с ними теперь гораздо больше всего успеваем (в плане учебы и даже каких-то интересных поездок), потому что не надо постоянно отвлекаться на Лёшины эмоции.

Вобщем, мне теперь уже даже кажется, что это было чуть ли не самое мудрое решение, которое мы с мужем приняли за почти четыре года приемного родительства. Мы все эти годы носились с Лёшей, как с писаной торбой. Не ездили на отдых (потому что он не вынесет), отказывали во многом Але с Даником (опять же, потому что Лёша не вынесет). А нас между тем пятеро в семье. И нельзя всех нас уложить на алтарь Лёшиного состояния и плясать только вокруг него. У нас тоже есть чувства, нужды и особенности. Нам тоже нужен отдых, время на восстановление, и просто даже какие-то мелкие повседневные радости. Даже если Лёша не радуется им вместе с нами.

Школа, пожалуй, стала самым важным, что произошло с Лёшей в этом году. Искала ему по нашей семейной традиции ёлочное украшение с школьной тематикой, но нашла другое - корзинку с двумя улыбающимися клубничками, на которой написано "Друг, я бы выбрал(а) тебя еще раз". Пусть пока думает, что это воспоминание о лете и клубнике на ферме. Может, поймет, когда вырастет, что несмотря на все его тараканы, мы не жалеем, что выбрали в сыновья и братья именно его.



Если честно, я и в отношение себя надеюсь, что когда-нибудь смогу это искренне сказать. Потому что сейчас я это говорю просто по вере.

На сегодняшний момент я, как и прежде, просто искуственно взращиваю и подпитываю в себе всеми силами положительные чувства к этому своему ребенку. Мне несказанно тяжело постоянно находиться с человеком, который настроен по большому счету только на негатив. Который постоянно чем-то недоволен. Который помнит только плохое и за все плохое, что помнит, хочет всем отомстить.

Когда я впервые приехала в США, то познакомилась здесь с семьей, у которых один из детей был усыновленным. Сейчас этому (когда-то) мальчику уже далеко за тридцать. Буквально с месяц назад разговаривала с его родителями, и они поделились тем, что даже когда их приемный сын был совсем крошечным, в нем прочно сидела злость на весь мир за то, что жизнь с ним обошлась несправедливо. Я вижу то же самое в Лёше. Такое ощущение, что он помнит только плохое, видит вокруг себя только плохое и ожидает от будущего только плохое. Если честно, я не знаю, как с этим справляться. Слова, примеры, книги... Как-то все это мимо него пролетает. Может, это больше характер, нежели его прошлое? Не знаю.

Очень беспокоит его желание мстить. По весне пришла его как-то раз забирать от няни, и та мне сказала, что Лёша с ней поделился планами о том, как вырастет и поедет разбираться "за все хорошее" с домом ребенка. Не спрашивайте, откуда в нем это. Мы это в нем не взращиваем и вообще практически никогда не говорим о доме ребенка. Кое-что он точно помнит (что удивительно, учитывая, что забирали в два года), а кое-что, я думаю, просто завязано на том самом глубоком чувстве "мировой несправедливости", о котором написала выше. Ему всегда надо найти и наказать виноватого в своих бедах. А бед (в основном надуманных) в его жизни очень и очень много. Он, кстати, и играет так - постоянно кому-нибудь за что-нибудь в играх мстит. Хочется, конечно, с этим разобраться сейчас, пока еще имеем на него какое-то влияние. Психолог посоветовала кое-что, пытаемся работать с ним над этим. Но по большому счету он так и остается (пока?) очень и очень негативным человечком. Когда был младше, то даже чаще радовался, как мне кажется. А в этому году все меньше и меньше, к сожалению. Находится рядом с ним из-за этого очень тяжело.

Если говорить об отношениях внутри семьи, то с Алей и Даником у Лёши отношения более менее хорошие. Против папы он восстает временами. Мне явно не доверяет, как и прежде...


А еще у нас стареют собаки. Старший пёс совсем сдал за этот год.



Вот поэтому я и написала в самом начале, что год прошедший считаю фиговым.

Сегодня я смотрю в будущее с надеждой и без страха только по вере.


"Бог есть любовь... Совершенная любовь изгоняет страх" (Первое послание Иоанна гл 4, ст 8, 18)




Wednesday, December 31, 2014

2015

В декабре всем нам свойственно подводить итоги уходящего года и очерчивать планы на будущий год.

Весь этот месяц я подводила итоги не просто уходящего года, но и вообще всей нашей жизни "после Лиама", когда делилась здесь рассказами о наших уроках, победах и проблемах.

Сделала я это неслучайно, а с умыслом. Глядя в будущее, так сказать.

На английском есть выражение "to make waves". Дословно оно означает "делать волны", а в переносном смысле - "нарушать спокойствие окружающих", может даже "плыть против течения".

"Делать волны" мне вообще-то несвойственно. Тем более делать это открыто и массово. Те, кто знают меня лично, все эти годы удивлялись тому, что я вообще решилась делиться рассказами и фотографиями о нашей жизни по интернету.

Сначала мне очень хотелось, чтобы наш опыт поддержал кого-то еще. Позже "обостренное чувство справедливости" (диагноз, выставленный мне мамой еще в подростковом возрасте, но почему-то так и не ушедший с годами) не позволило молчать, когда в очередной раз стала горячей тема американских усыновлений.

А сейчас... Сейчас я хочу делать другие "волны".  Больше времени проводить с мужем и детьми. Раньше ложиться спать. Чаще заниматься тем, что приносит радость и подпитывает эмоционально.

Блог, как это ни странно, отнимал у меня гораздо больше времени и сил, чем может показаться извне. Будучи всего лишь каплей в русскоязычном интернете, я тратила гораздо больше, чем капля, сил, чтобы продолжать рассказывать здесь о нашей жизни. Работая обычно ночами. Обдумывая, как откомментировать те или иные вещи. Переживая от некоторых комментариев (сразу же удаленных, но забываемых с трудом.)

Именно поэтому я решила взять в следующем году тайм-аут и не писать здесь. И вообще сократить по максимуму свое пребывание в интернете.

Не теряйте. Не скучайте. Главное, будьте в полной уверенности, что я провожу следующий год, не отвлекаясь на мир (и всего, что он кидает в мою сторону) и обратив все силы на свою драгоценную семью.

Всех вам благословений в 2015 году.