Saturday, November 17, 2012

Американское усыновление глазами очевидца

В начале ноября, наконец, вступило в силу российско-американское соглашение об усыновлении, подписанное еще в июле прошлого года.

Естественно, событие это не осталось без внимания в российских средствах массовой. И, естественно, отзывы "масс" ничем новым не удивили. И не порадовали. Пробежавшись по комментариям (исключительно из-за близкой для меня темы), увидела обычное о "продаже детей в рабство", "торговле генофондом" и "наживании американцев за счет российских детей".

В отличие от абсолютного большинства "комментаторов", я знаю о процессе американского усыновления изнутри. Несмотря на то, что у меня есть российское гражданство, мы усыновляли Лёшу как американцы (исключительно для того, чтобы иметь возможность сразу же ввезти его в США). Именно поэтому я решила рассказать о том, что представляет из себя американское усыновление на самом деле. Или о том, что оно из себя НЕ представляет.


"Правительство торгует нашими детьми, продавая их в рабство"

Мысль о торговле детьми вижу в сети постоянно. И даже могу предположить, откуда у этой мысли "ноги растут". Россиянам постоянно навязываются совершенно нереальные суммы о стоимости российского усыновления. Самое меньшее, что мне встречалось в русскоязычных СМИ, это 50 тысяч долларов, но также слышала и о суммах в 80 тысяч и больше.

В США российское усыновление действительно зачастую называют самым дорогим иностранным усыновлением. Но, во-первых, это все равно никак не 80 тысяч на ребенка. У нас, к примеру, на все от начала до конца ушло 35 тысяч (почувствуйте разницу, что называется). А, во-вторых, даже эту гораздо меньшую сумму никто не приносит на блюдечке с голубой каемочкой российскому правительству.

Самым дорогим для американцев российское усыновление является исключительно потому, что Россия (в отличие от других стран) требует от будущих родителей наибольшее количество визитов в страну, а именно три.  Несколько виз и три раза по два авиабилета в Россию (плюс передвижение внутри страны, если регион отдаленный) легко набегают в много тысяч и составляют обычно треть всей суммы на усыновление. Однако именно правительству российскому с этой суммы сильно поживиться нечем. Если, конечно, они не в тайном сговоре с американскими авиалиниями, которые усыновители практически единодушно предпочитают российским.

Куда уходят остальные две трети?  У нас лично больше трети ушло на сбор необходимого пакета документов (медицину, освидетельствование психологами, курсы по усыновлению, осмотр жилья, итд), а также на получение одобрения на ввоз ребенка иммиграционными службами США. Оставшуюся сумму (тоже около трети) мы заплатили агентству по усыновлению. Часть этой суммы была уплачена американскому представительству агентства и осталась в США, часть была потрачена в России на оплату координаторам агентства, которые занимались переводом и оформлением наших документов, а также представляли и сопровождали нас в Министерстве Образования, суде, посольстве и МИДе.

Международное усыновление (как до, так и после соглашения) регулируется законом, что предполагает использование услуг большого числа профессионалов: представителей различных гос. служб, агентств по усыновлению, социальных работников, психологов, медиков, переводчиков, нотариусов, итд. И за все это, естественно, нужно платить. Но из-за того, что именно России досталась всего лишь (не самая большая) часть потраченных нами денег, у меня лично не возникает сомнения, что российскому правительству особой выгоды от "продажи детей" нет и быть не может.


"Американцы вывозят наших детей, чтобы улучшить свой генофонд"

Долго думала, можно ли это вообще прокомментировать аккуратно, не задев и не обидев. Комментировать, пожалуй, не буду. Но не потому, что боюсь наступить на больную мозоль гордости и самосознанию россиян. Просто не вижу возможности откомментировать так, чтобы хотя бы косвенно не проехаться по самим сиротам. А это - дети (здоровые или с болезными, красивые или нет), и они, как никто, нуждаются в добром слове, нежели в сравнительном анализе их "генетического материала" против всех остальных.

Скажу лишь одно. Согласно официальным данным, в 2011 году американцы усыновили 962 ребенка из России, 1732 ребенка из Эфиопии и 2587 ребенка из Китая. Если верить мысли об улучшении генофонда, то, получается, китайские и африканские гены ценятся нынче выше российских.

"Американцы имеют большие льготы от государства за усыновленных детей"

Тоже часто слышу, и каждый раз хочется вытрясти выпросить у авторов пароли и явки к этим злачными местам, где я могу поиметь за Лёшу большие льготы. Потому как мне о таковых ничего неизвестно.

В США доступ к социальным льготам зависит исключительно от дохода. Что автоматически исключает доступ к этим льготам усыновляющих семей. Попросту потому, что усыновителей никто и на пушечный выстрел к ребенку не подпустит, если они первоначально не докажут кучей бумаг свою финансовую состоятельность.

Здесь действительно есть бесплатные федеральные программы помощи детям с особенностями в развитии (как усыновленным, так и кровным). Лёше, к примеру, до трех лет полагаются бесплатные занятия с логопедом и специалистом по физическому развитию. Но фишка в том, что эти федеральные программы, как правило, распространяются только на детей в возрасте до трех лет. И льготой, с которой я лично что-то имею, это никак не назовешь. Это не денежное пособие или что-то материальное, что мы получаем бесплатно. Это помощь в Лёшином развитии, от которой по большей части выигрывает только сам Лёша.

В 2010-2011 годах американским усыновляющим семьям выплачивалось единовременное пособие из налоговых денег. Максимальная сумма этой выплаты покрывала примерно треть расходов на международное усыновление. Далеко не все иностранные усыновления попадали под максимальные выплаты, но даже если попадали, усыновителям надо было предоставить кучу бумаг и чеков, которые потом досконально проверялись (и часто частично отклонялись) налоговыми службами. В 2012 году этого единовременного пособия уже нет. Нам лично за усыновление что-то все же спишется с налогов, надеюсь. Но даже если спишется максимум (право на получение которого еще надо доказать), то нам в 2013 году вернется из наших налогов что-то около 2 тысяч. Что есть капля против того, что было потрачено.

Так что, поделится кто-нибудь злачными местами на большие льготы?


"Маленькие россияне лишены в Америке не только родителей, но и родины"

Маленькие россияне БЫЛИ лишены родителей, пока сидели в российских сиротских учреждениях. А после усыновления они уже не лишены, потому что имеют как минимум мам-пап, а зачастую и братьев и сестер тоже.

Про родину могу сказать следующее. Американцы вообще трепетно относятся к своим корням. И усыновленным детям это прививают не менее трепетно. В русском образовательном центре, где занимается моя дочь, есть дети, усыновленные из России. Их американские родители (даже сами не говоря на русском!) считают, что дети должны хотя бы немного знать язык своих предков. Постоянно вижу семьи, где усыновленные дети из бывших советских изучают историю России, читают в переводе русских классиков, учатся готовить русские блюда. Это все просто ознакомительное, конечно. Но как много россиян может похвастаться изучением и чествованием своих исторических корней со своими детьми?


"Американцы как убивали, так и будут убивать наших детей"

Тема болезненная, конечно, ибо каждый убитый или покалеченный ребенок - это огромное горе. Но давайте будем справедливыми. На моей памяти в этом году в российских СМИ активно муссировали случай только одного избиения американцами усыновленного из России ребенка (недоказанный, кстати). И в этих же самых СМИ о насилии или убийстве усыновленных детей россиянами мельком проскочило (и тут же было замято) как минимум три раза.  Подчеркну еще раз - я считаю ужасным убийство детей как россиянами, так и американцами. Но в то же время все больше складывается впечатление, что "кому-то там" выгодно выставлять американцев монстрами. Как и всегда, впрочем.

Разумеется, мои буквы (даже столько много, ха-ха) не расскажут об американском усыновлении лучше детских лиц. Лёшу "до и после" здесь и так все уже имеют возможность лицезреть. Поэтому (с официального разрешения семей) покажу фотографии усыновленных из России деток моих теперь уже близких друзей. Некоторых из них вы наверняка узнаете, потому что их когда-то очень активно пиарили в надежде найти усыновителей в России. Не берусь судить, к сожалению или к счастью им не нашлось семей там. Но точно знаю, что они цветут и радуют свои семьи здесь. Потому что их любят. Потому что они теперь мам-папины вместо государственных.





 Эти лица - самое главное.

p.s. Даже год спустя этот мой пост остается самым читаемым в блоге. Решила дописать на всякий случай, что на тему денежных вознаграждений американцам за усыновления я писала опять в 2013 -- вот ССЫЛКА.

Tuesday, November 13, 2012

Восемь месяцев

Прошло ровно восемь месяцев с того дня, как мы забрали Лёшу из дома ребенка. Подумалось сегодня, что неслучайно, наверное, именно столько длились мои беременности.

К тому времени, когда родились на свет Аля и Даник, я уже много чего знала о них. Знала, как они потягиваются, как любят двигаться. Знала, что одна будет в клубочек сворачиваться при каждом удобном случае, а другой - пинаться и толкаться со всей своей силушкой богатырской. Самое главное, за восемь месяцев в моей голове формировалось чёткое видение себя мамой именно этих детей. И когда в родильной палате мне давали в руки моих крошечных малышат, я была готова этой мамой быть.

С Лёшей и в этом плане всё было наборот. То есть сначала мы его в бумажных муках "выродили",  и только потом уже стали узнавать и привыкать (как к мыслям о Лёшином родительстве, так и к нему самому)...

Я была неправа, конечно же, надеясь, что бумажная беременность у меня будет легче обычных. Но это все уже (почти) совсем неважно. Важно то, что Бог нам подарил еще одного светлого и доброго ребёнка. Сейчас, когда смылись почти все самые заметные следы Лёшиного сиротства, это стало видно еще больше. Нет, я, конечно, еще переполняюсь иногда жалостью к себе-любимой и мыслям о (потерянной) нормально-привычной жизни. И принимать Лёшу в такие минуты мне лично очень и очень непросто. Но я также вижу, какой он хороший. И как он старается нас радовать. И очень ценю это. Правда.

Лёша становится напористым. Если даешь одну печеньку, сразу же кричит: "Two!" ("два" на англ). Если говоришь, что надо идти спать, то сразу же по-деловому вытягивает пятерню и убедительно произносит: "Five minutes!" ("пять минут"). Научился сам выбирать одежду, расстраивается, когда по каким-то (только мам-папе известным) причинам ему в этом выборе отказывают. Мы с мужем как раз на днях говорили, что эта его "напористость" нас лично радует. Это уже не тот ребёнок, который сидел в уголочке, как бедный родственник, и , казалось, даже и хотеть-то сильно не умел. Сейчас это ребёнок, который точно знает, чего он хочет, и как этого добиться (или во всяком случае попытаться). Для нас эта его напористость - свидетельство того, что Лёша стал по-настоящему расслабляться с нами. Что радует безмерно.

В последний месяц самым большим новым в Лёшином поведении стало его активное стремление заботиться об окружающих. Он вообще у нас - помощник по натуре. Но раньше мне казалось, что он часто это делает из страха или ради одобрения, а сейчас чувствуется, что ему просто нравиться заботиться. Он стал очень легко делиться своим. Конечно, с Даником они за игрухи дерутся о-го-го как. И Лёша, естественно, чаще всего проигрывает (весовая категория не та!) и очень этому злится. Но если Даник плачет, то Лёша запросто принесет ему свою игрушку. И меня укроет своим одеялом, если прилягу. И подушку притащит. Вобщем, надежды на безбедную старость у меня теперь ровно на треть больше, чем раньше.

Лёшу в этом месяце чуть было не выкинули из бесплатной программы помощи особым деткам. Всё очень просто - он у нас теперь для "особых" программ слишком развитой! Потом они всё же по своим сусекам поскребли и наскребли таки в бумажках, что ещё есть над чем работать. У нас самих, естественно, поле для деятельности огромное. Но это у нас. А для программ от штата Лёша теперь уже почти совсем "типичный" для своего возраста. Вот так-то.

Мучались-мучались с цветами весь месяц. Была у нас как-то целая неделя "красная", когда носили/ели/играли/подставить нужное только с красным. В конце той недели Лёша всё равно выбрал зелёное яблоко на просьбу взять красное...  Зато он хорошо узнает всё "коричневое". Это, похоже, единственный цвет, который (мне кажется) он по-настоящему знает.

Фотографировать последний месяц совсем не получалось... То фотоаппарата под рукой нет, то даже и не думаешь об этом. Наскребла несколько, чтобы похвастаться толстыми щёчками и хорошим взглядом.


С сестрой
 


С братом
 

Это как раз во время той самой "красной" недели
 
 

А так, оказывается, можно заворачиваться в одеяло!